Сильная команда адвокатов по гражданским, уголовным, арбитражным, административным делам поможем добиться результата в суде

Юридический канал. Законы РФ. Рефераты. Статьи. Полезная информация.

Категории сайта

Авторское право
Адвокатура
Административное право
Арбитражный процесс
Банковское право
Банкротство
Валютное право
Военное право
Гражданский процесс
Гражданское право
Договорное право
Жилищное право
Защита прав потребителей
Земельное право
Избирательное право
Исполнительное право
История государства и права РФ
История государства и права зарубежных стран (ИГПЗС)
История политических и правовых учений (ИППУ)
Информационное право
Коммерческое право
Конституционное право (КПРФ)
Рефераты
Банк рефератов

Яндекс.Метрика

Каталог статей

Главная » Статьи » Гражданское право

На правах рекламы



Морозов А.В. Применение норм Положения о фирме 1927 года в современном гражданском законодательстве

Применение норм Положения о фирме
года в современном гражданском законодательстве

·          Применение норм Положения о фирме 1927 года в современном гражданском законодательстве (А.В. Морозов, "Журнал российского права", N 1, январь 2004 г.)

 

Среди источников законодательства, регулирующих фирменное наименование, особо выделяется Положение о фирме 1927 года (далее - Положение)*(1). В отсутствие закона, определяющего порядок регистрации и использования фирменных наименований, оно остается первым и единственным общим нормативным актом, специально направленным на регулирование возникновения, использования и прекращения права на фирменное наименование. Сейчас Положение применяется в части, не противоречащей Гражданскому кодексу РФ и принятым в соответствии с ним нормативным актам. Несмотря на мнение некоторых авторов, комментирующих законодательство и доктрину о фирменном наименовании, о "невостребованности" Положения, и в настоящее время органы государственной власти и суды часто применяют его нормы*(2). Практика применения Положения и соотношение с нормами современного законодательства представляют ценность для будущего закона "О фирменных наименованиях", к разработке которого приступило Министерство по антимонопольной политике и поддержке предпринимательства совместно с Торгово-промышленной палатой России*(3).

В основу настоящей статьи положен более чем десятилетний опыт применения Положения о фирме Московской регистрационной палатой как органом, осуществлявшим государственную регистрацию юридических лиц.

В дореволюционной литературе вокруг определения фирменного наименования велся спор о том, что индивидуализирует фирменное наименование - предприятие или его владельца. В.В. Розенберг, автор самой фундаментальной на данный момент монографии, посвященной фирменному наименованию, считал: "Господствующее учение признает фирму именем владельца торгово-промышленного предприятия или, говоря обще, именем лица в сфере его торгово-промышленной деятельности. По мнению меньшинства писателей, фирма есть название предприятия"*(4). В. Шретер определял фирму как наименование, под которым владелец предприятия, единоличный или юридическое лицо, выступает в торговом обороте*(5). Однако само Положение понимает фирменное наименование как средство индивидуализации предприятия, о чем свидетельствует анализ его норм ("фирма предприятия, принадлежащего акционерному обществу...", "фирма предприятия, принадлежащего кооперативной организации..." и т.д.).

Действующее законодательство не дает определения фирменному наименованию и относит его к общему понятию средств индивидуализации юридического лица. Современная доктрина считает фирменное наименование обозначением юридического лица, позволяющим отличить его от других участников гражданского оборота, идентифицировать его*(6). Таким образом, в настоящее время фирменное наименование служит средством индивидуализации юридического лица.

Помимо определения для регулирования фирменного наименования в правовой доктрине были созданы основополагающие принципы: истинность, исключительность и постоянство*(7). Принцип истинности соблюдается при соответствии фирменного наименования выбранному виду основной деятельности юридического лица, а также при отсутствии в содержании фирменного наименования слов, способных ввести в заблуждение третьи лица. Принцип исключительности выражается в том, что фирменное наименование не может быть тождественным или сходным до степени смешения с уже существующими. Принцип постоянства состоит в неизменности фирменного наименования при изменении владельца предприятия вследствие сформировавшегося потребительского спроса на продукцию этого предприятия. Все три принципа нашли отражение в Положении и не потеряли своего значения в настоящее время. Принципы истинности и исключительности охраняются нормами современного действующего законодательства и должны быть соблюдены при разработке нового закона о фирменных наименованиях.

Положение о фирме утверждено Постановлением ЦИК СССР и СНК СССР от 22 июня 1927 г. Положение состоит из 14 статей, каждая из которых станет предметом нашего рассмотрения в соотношении с нормами действующего законодательства.

Общие и специальные требования к содержанию фирменного наименования устанавливались ст.1-7 Положения. Однако ст.1-5 в данный момент фактически не применяются ввиду того, что ГК и законы о юридических лицах пересмотрели общие требования и с учетом современных условий развили специальные требования к содержанию фирменного наименования.

Согласно юридической доктрине фирменное наименование состоит из двух частей: организационно-правовой формы, или корпуса фирмы, и оригинальной части, или, как ее называют в юридической литературе, вспомогательной*(8). В Положении создана сходная, но более сложная структура: обязательная часть фирменного наименования подлежит тщательному регулированию (ст.1-6), регулирование оригинальной части ограничено запретом включения обозначений, способных ввести в заблуждение (абз.2 ст.7).

Согласно нормам Положения фирменное наименование должно было в обязательном порядке содержать не только указание на предмет деятельности, вид предприятия, но и степень отличия одного предприятия от другого. Более того, в фирменное наименование вносились указания, характерные для отдельных юридических лиц. Так, для государственных предприятий существовало также требование об указании в фирменном наименовании на определенное государственное учреждение, если предприятие находилось в его ведении. Союзы кооперативов, помимо общих требований, должны были иметь в наименовании степень объединения (губернский, областной, районный и т.п.).

Понятие предмета деятельности, указанного в Положении, сходно со значением термина "характер деятельности" в наименованиях современных юридических лиц. В настоящее время указание характера деятельности в наименованиях юридических лиц предусмотрено для унитарных предприятий и некоммерческих организаций. Под "видом" предприятия в наши дни понимается организационно-правовая форма юридического лица, на которой следует остановиться подробнее.

Организационно-правовая форма указывает контрагенту на объем правоспособности и внутреннюю организацию юридического лица. Индивидуализации юридического лица служит оригинальная часть фирменного наименования. Тем не менее основной практический вопрос в отношении организационно-правовой формы возник в судебных делах об использовании спорного фирменного наименования: является ли организационно-правовая форма признаком, отличающим одно фирменное наименование от другого?

Действующее законодательство прямо не признает за организационно-правовой формой отличительной способности. Более того, ст.6 Положения предусмотрены указания в содержании фирменного наименования, которые могут служить отличительными: номера, специальные наименования и т.д. Буквальное толкование этой нормы позволяет прийти к выводу, что организационно-правовая форма не может являться указанием, необходимым для отличия одного фирменного наименования от другого, и, следовательно, одного предприятия от другого. Действительно, организационно-правовых форм коммерческих организаций насчитывается не так много: акционерное общество, общество с ограниченной ответственностью, общество с дополнительной ответственностью, унитарное предприятие, производственный кооператив, полное товарищество и товарищество на вере. Очевидно, что организационно-правовые формы самых распространенных видов коммерческих организаций (общество с ограниченной ответственностью и акционерное общество) практически сливаются в гражданском обороте и не являются отличительной особенностью для потребителей при выборе услуг магазинов, ресторанов, прачечных, кинотеатров и т.д. Следует привести дополнительный аргумент против отличительной способности организационно-правовой формы: только оригинальная часть подлежит регулированию законодательством и, в конечном счете, лишь она может воздействовать на потребителя и ввести его в заблуждение относительно того или иного исполнителя услуг или производителя товаров.

Высший Арбитражный Суд РФ принял позицию, в соответствии с которой за организационно-правовой формой признана способность отличать фирменные наименования даже в тех случаях, когда их оригинальные части тождественны. Данная правовая позиция разъяснена в письме Высшего Арбитражного Суда РФ от 29 мая 1992 г. N С-13/ОПИ-122 "Об отдельных решениях совещаний по арбитражной практике", где организационно-правовая форма названа "формированием"*(9). Как правило, арбитражный суд аргументирует отказ в иске указанной позицией Высшего Арбитражного Суда РФ. Тем не менее в случае, когда очевидно доказано, что ответчик получил право на фирменное наименование, сходное с фирменным наименованием истца, исключительно с целью использовать его успех на рынке, арбитражный суд может удовлетворить иск о прекращении использования фирменного наименования при совпадении оригинальной части фирменных наименований истца и ответчика и разных организационно-правовых форм*(10).

Самой применяемой нормой Положения остается абз.2 ст.7: "Не дозволяется включать в фирму обозначения, способные ввести в заблуждение". На основании данной нормы Московская регистрационная палата выносила отказ в государственной регистрации юридического лица, в фирменном наименовании которого содержались слова, способные ввести в заблуждение третьи лица.

В практике регистрирующего органа было разработано правило, в соответствии с которым фирменное наименование, способное ввести в заблуждение третьи лица, определялось двумя критериями: специфичность наименования и сходство до степени смешения с наименованием другого субъекта либо объекта. Основанием для вынесения отказов являлось наличие слов, позволяющих ввести в заблуждение третьих лиц относительно происхождения, связи, деятельности и т.д. регистрируемого юридического лица. Отказ в государственной регистрации часто выносился в тех случаях, когда фирменное наименование содержало слова и выражения, являющиеся:

- топонимами (названия районов города Москвы или их производные);

- связанными по смыслу с каким-либо регионом России (Сибирский, Уральский);

- аббревиатурами, которые могли быть истолкованы как названия специальных учреждений;

- определениями отрасли промышленности (химический, нефтяной, газовый);

- наименованиями, указывающими на специфичный характер деятельности (завод, фабрика, пароходство и т.д.);

- известными наименованиями зарубежных и отечественных субъектов и объектов (коммерческих организаций, географических объектов);

- именами известных людей;

- превосходной степенью сравнения имени прилагательного или причастия и др.

Достаточно часто с целью получения преимущества в конкурентной борьбе предприниматели изобретали вполне обычное полное фирменное наименование. Однако при этом сокращенное фирменное наименование представляло сомнительную аббревиатуру, которая могла расшифровываться с возможностью введения в заблуждение.

Большинство отказов в государственной регистрации не обжаловались в судебном порядке: заявители не тратили время на признание недействительным акта регистрирующего органа либо сомневались в положительном исходе судебного дела. Для большинства заявителей выбранное фирменное наименование, на основании которого был вынесен отказ, не являлось принципиальным, вследствие чего заявители изменяли фирменное наименование.

Приведем два примера, когда отказы в государственной регистрации в связи с использованием вводящих в заблуждение слов и выражений были обжалованы в арбитражный суд. Так, на основании абз.2 ст.7 Положения Московская регистрационная палата вынесла отказ в государственной регистрации общества с ограниченной ответственностью "Городское страховое агентство", аргументировав это тем, что фирменное наименование общества способно ввести в заблуждение третьи лица относительно принадлежности указанного юридического лица к одной из городских служб. Отказ был обжалован в арбитражный суд. Арбитражный суд города Москвы признал необоснованность акта регистрирующего органа, указав, что ответчик зарегистрировал немалое число коммерческих организаций, использовавших в своем наименовании слова "городское, городской, городская" и "служба"*(11).

В другом случае гражданин В.В. Сачков представил документы в Московскую регистрационную палату для регистрации общества с ограниченной ответственностью "СК "Главк" (ООО "СК Главк"). При проведении правовой экспертизы было установлено, что согласно Словарю русского языка С.И. Ожегова слово "главк" употребляется в названиях главных управлений, ведомственных подразделений министерств, центральных органов власти. На основании абз.2 ст.7 Положения регистрирующий орган вынес отказ в государственной регистрации общества, который впоследствии был обжалован в Арбитражный суд города Москвы. Рассмотрев аргументы сторон, Арбитражный суд оставил в силе акт Московской регистрационной палаты*(12). Практика дел о применении абз.2 ст.7 Положения показывает, что в итоге решение зависит от выбранного значения и толкования судом конкретного слова или словосочетания.

Следует признать, что норма абз.2 ст.7 Положения выражена весьма субъективно и дает определенный простор для толкования. Применение этой нормы во многом зависело от усмотрения специалиста регистрирующего органа или суда. В связи с чем в Московскую регистрационную палату поступило письмо, авторы которого предприняли попытку доказать, что правовая норма, содержащаяся в абз.2 ст.7 Положения, является не соответствующей Конституции РФ. В частности, в письме указано, что в постановлениях Конституционного Суда Российской Федерации*(13) сформулирован критерий определенности правовой нормы как конституционное требование к законодателю. Далее указано, что общеправовой критерий определенности, ясности, недвусмысленности правовой нормы вытекает из конституционного принципа равенства всех перед законом и судом (ст.19, ч.1 (Конституции РФ)), поскольку такое равенство может быть обеспечено лишь при условии единообразного понимания и толкования нормы всеми правоприменителями: Неопределенность содержания правовой нормы, содержащейся в абз.2 ст.7 Положения о фирме, явным образом не отвечает названному конституционному критерию. Согласиться с этим мнением нельзя. При применении судами абз.2 ст.7 Положения суды признали прямое применение указанной нормы к отношениям, регулирующим правовое положение фирменного наименования, не подвергнув сомнению ее конституционность.

Законодательство не ограничивается запретом на использование "обозначений, способных ввести в заблуждение", в фирменном наименовании. Предусмотрены также требования относительно употребления отдельных слов и выражений ("банк", "биржа", "финансово-промышленная группа" и т.д.). Однако в целом нормы о содержании фирменного наименования разбросаны по нескольким правовым актам. Необходим общий нормативный акт, устанавливающий единые требования к содержанию фирменного наименования. Надеемся, что принятие закона "О фирменных наименованиях" восполнит пробел в правовом регулировании данной сферы.

Положение, в отличие от других актов, касающихся регулирования правового положения фирменного наименования, предусматривает случаи использования фирменного наименования. В соответствии со ст.8 Положения "право на фирму состоит в праве исключительного пользования фирменным наименованием в сделках, на вывесках, рекламах, на бланках, на счетах, на товарах предприятия, их упаковке и т.п.". Положение не содержит исчерпывающий перечень примеров использования. Тем самым законодатель предложил продолжить цепочку примеров, следуя заданной логике: фирменное наименование используется во всех случаях, где необходима индивидуализация субъекта отношений. Таким образом, при последовательном толковании можно признать допустимым применение нормы Положения не только в перечисленных примерах, но и в отношении современных средств индивидуализации юридического лица. Например, это касается использования фирменного наименования либо его существенной части в доменном имени в Интернете. К сожалению, право на фирменное наименование не использовалось в достаточной степени как аргумент в известных делах о доменных именах. В настоящее время в силу изменений в законодательстве о товарных знаках*(14) использование товарного знака намного предпочтительнее для защиты права на доменное имя.

Перечисленные в Положении примеры использования фирменного наименования корреспондируют с примерами использования товарного знака, что может служить соблазном недобросовестным предпринимателям использовать схожий до степени смешения товарный знак или соответственно фирменное наименование конкурента. Судебной практикой остается не решенным до сих пор вопрос о соотношении товарного знака и фирменного наименования. Отказывая в защите одному из средств индивидуализации, суды ссылаются на разную правовую природу товарного знака и фирменного наименования. Очевидно, что разграничение использования товарного знака и фирменного наименования будет являться одной из основных задач закона "О фирменных наименованиях".

Статья 9 Положения предусматривает возможность использования как полного, так и сокращенного фирменного наименования по усмотрению его владельца. Полное фирменное наименование должно быть обязательно указано на видном месте предприятием, заведение которого открыто для доступа публики (магазин, контора и т.п.). Современное действующее законодательство также содержит требование об указании фирменного наименования на вывеске предприятий, оказывающих услуги. Так, например, исполнитель гостиничных услуг, услуг общественного питания и других видов услуг обязан указывать фирменное наименование на вывеске своей организации*(15).

В соответствии со ст.10 Положения право на фирму возникает независимо от регистрации предприятия с момента, когда фактически началось пользование фирмой. Напротив, современное законодательство фактически связывает возникновение права на фирменное наименование с регистрацией самого юридического лица. Внесение в государственный реестр юридических лиц записи о фирменном наименовании юридического лица является юридическим фактом возникновения права на фирменное наименование. Без регистрации юридического лица фактическое пользование неким обозначением, индивидуализирующим субъект предпринимательской деятельности, следует признать коммерческим обозначением. К сожалению, в настоящее время судебной защите коммерческого обозначения препятствует вакуум правового регулирования. В практике встречаются дела, где суд фактически отказывает в защите, ссылаясь на отсутствие норм, регулирующих отношения, возникающие из использования коммерческого обозначения*(16).

До вступления в силу Федерального закона "О государственной регистрации юридических лиц" соответствие фирменного наименования законодательству и его исключительность проверялись органом, осуществлявшим государственную регистрацию юридических лиц, что затрудняло появление двух сходных фирменных наименований. В Москве действовала система проверки наименования на повторяемость в пределах данных реестра регистрирующего органа. Система проверки имела технические погрешности, которые можно было корыстно использовать: подать на проверку фирменное наименование, в котором буквы "О" печатались как "0" (ноль) и система реестра не могла идентифицировать два схожих наименования. При проверке на повторяемость заявителю выдавалась справка об отсутствии отрицательного заключения на заявляемое наименование. Данную справку необходимо было подать на регистрацию в комплекте документов, требуемых Московской регистрационной палатой. Следует также отметить, что юридической силы справка о проверке наименования на повторяемость не имела, предъявление ее в регистрирующий орган федеральным законодательством не предусматривалось. Таким образом, можно констатировать в отношении конкретного региона лишь попытку противодействия появлению схожих фирменных наименований.

Как правило, проблема схожих фирменных наименований не обнаруживает себя до тех пор, пока юридические лица не начинают конкурировать, осуществляя один и тот же вид деятельности на одной и той же территории. Старая система регистрации юридических лиц спровоцировала появление законных обладателей сходных фирменных наименований в разных регионах страны. Реестры регистрирующих органов были разобщены и ограничивались информацией исключительно о юридических лицах, зарегистрированных в данном регионе, поэтому контроль за появлением сходных фирменных наименований ограничивался регионом отдельного регистрирующего органа. Федеральный закон от 8 августа 2001 г. "О государственной регистрации юридических лиц"*(17) упростил процедуру государственной регистрации юридических лиц, практически исключив возможность отказа в государственной регистрации юридических лиц с уже существующими фирменными наименованиями, а также с фирменными наименованиями, не соответствующими законодательству. Безусловно, в законе предусмотрено право налогового органа подать иск против нарушителя. Однако намного проще создать механизм, который мог предотвратить нарушение, чем его исправить. Очевидно, что регистрирующим (или иным) органам необходимо взять на себя задачу по упорядочению возникновения прав на фирменное наименование, что должно быть предусмотрено новым законом.

Следует отметить, что современное законодательство признает право на фирменное наименование исключительно за коммерческими организациями. В связи с этим незащищенной остается другая категория субъектов предпринимательской деятельности - индивидуальные предприниматели. Положение не исключает существования наименования, индивидуализирующего индивидуального предпринимателя в гражданском обороте (абз.1 ст.5). Современное корпоративное законодательство не предоставляет защиту выбранного обозначения индивидуальному предпринимателю и не регулирует должным образом индивидуализацию деятельности индивидуального предпринимателя. В настоящее время многие индивидуальные предприниматели продолжают использовать перед своей фамилией аббревиатуру "ПБОЮЛ", которая не предусмотрена законодательством и, очевидно, возникла из общего требования об указании организационно-правовой формы в фирменном наименовании юридических лиц. Надеюсь, законодательством будет специально предусмотрена защита прав индивидуального предпринимателя по индивидуализации своей деятельности.

На основании пункта 11 Положения и п.4 ст.54 ГК РФ законный обладатель фирменного наименования может потребовать от лица, неправомерно использующего тождественное или сходное фирменное наименование, прекращения его использования и возмещения убытков. В этом случае законный обладатель имеет право предъявить иск о прекращении использования своего наименования. В судебном процессе истец будет обязан доказать, что его фирменное наименование сходно до степени смешения с фирменным наименованием ответчика, а также, что право на фирменное наименование возникло ранее права ответчика. Более того, при желании получить компенсацию с ответчика необходимо будет доказать, что ответчик, осуществляя деятельность под своим фирменным наименованием, причиняет ущерб, и соответственно истец терпит убытки. При доказывании указанных обстоятельств могут возникнуть сложности. Например, суд может рассматривать два практически идентичных фирменных наименования как различные в силу разных организационно-правовых форм. Остается открытым вопрос об исполнении судебного решения о прекращении использования фирменного наименования.

Статья 12 Положения определяет условия отчуждения права на фирменное наименование. По мнению большинства ученых, исследовавших данный вопрос, право на фирменное наименование является личным неимущественным и, соответственно, отчуждению не подлежит*(18). Предусмотренная Положением возможность отчуждения фирменного наименования вместе с предприятием, указанная в Положении, в современных условиях вызывает сомнения. Фирменное наименование является индивидуализирующим признаком самого юридического лица, а не предприятия и потому не может зависеть ни от перехода прав на доли (акции) в уставном капитале юридического лица, ни от отчуждения самого предприятия как имущественного комплекса. По мнению некоторых авторов, фирменное наименование подлежит отчуждению как объект гражданского оборота*(19). Гражданский кодекс РФ некорректно включает в состав предприятия фирменное наименование. На исправление указанного несоответствия направлен законопроект "О внесении изменений в пункт 2 статьи 559 Гражданского кодекса Российской Федерации", в соответствии с которым предлагается исключить фирменное наименование из состава средств индивидуализации, подлежащих по общему правилу передаче вместе с предприятием по договору купли-продажи*(20).

В соответствии со ст.13 Положения право на фирму прекращается с прекращением самого предприятия или с переходом предприятия к новому владельцу. Согласно Положению новый владелец может пользоваться прежней фирмой при согласии прежнего владельца или его правопреемников и с добавлением к ней указания на преемственную связь. Согласно современному действующему законодательству право на фирменное наименование может быть прекращено ликвидацией его обладателя или изменением фирменного наименования по решению высшего органа управления коммерческой организации.

Статья 14 Положения устанавливает общее положение об ответственности за нарушение норм Положения. В законодательстве предусмотрена гражданско-правовая ответственность за использование чужого фирменного наименования. Антимонопольное законодательство также рассматривает приобретение и использование чужого фирменного наименования как форму недобросовестной конкуренции*(21). В целях устранения недобросовестной конкуренции антимонопольный орган вправе выдать нарушителю обязательное для исполнения предписание об изменении или ограничении использования фирменного наименования.

В заключение можно констатировать, что законодатель не уделял ранее должного внимания правовому регулированию фирменного наименования. В связи с чем разработка закона "О фирменных наименованиях" является позитивным шагом в этом направлении. Несмотря на то, что рассмотренное нами Положение в целом устарело и остается для большинства малозначительным и архаичным нормативным актом, имеющим исключительно историческую ценность, при разработке нового закона законодателю следует воспользоваться позитивным правовым материалом, созданным в процессе применения норм Положения. Отдельные нормы данного нормативного правового акта подкреплены серьезной практикой применения судами и административными органами, игнорировать которую было бы неразумно.

 

А.В. Морозов,

аспирант ИЗиСП

 

"Журнал российского права", N 1, январь 2004 г.

 

─────────────────────────────────────────────────────────────────────────

*(1) См.: Постановление ЦИК СССР и СНК СССР от 22 июня 1927 г. (в ред. Постановления от 17 августа 1927 г.) // Собрание законов и распоряжений Рабоче-крестьянского Правительства СССР. 1927. N 40. Ст.394, 395.

*(2) В Постановлении Федерального арбитражного суда Московского округа от 8 августа 2001 г. N КА-А40/4217-01 (документ опубликован не был) арбитражный суд указал на то, что порядок регистрации и использования фирменных наименований определяется не только законами, но и другими правовыми актами.

*(3) См.: Чужое имя // Известия. 2003. 16 апр. С.5.

*(4) Розенберг В.В. Фирма. Догматический очерк. СПб., 1914. С.8.

*(5) См.: Шретер В. Советское хозяйственное право. М.; Л. 1928. С.196.

*(6) См.: Калятин В.О. Интеллектуальная собственность (Исключительные права). М., 2000. С.331.

*(7) См.: Розенберг В.В. Указ. соч. С.53.

*(8) См.: Сергеев А.П. Право интеллектуальной собственности в Российской Федерации. М., 2001. С.573.

*(9) См.: Вестник ВАС РФ. 1992. N 1.

*(10) В частности, в деле по иску ООО "Аэртон" к ЗАО "Компания "Аэртон". См.: Решение Арбитражного суда города Москвы от 14 сентября 2000 г. N А40-26606/00-96-327 (документ опубликован не был).

*(11) См.: Решение Арбитражного суда города Москвы от 29 апреля 2002 г. N А40-12111/02-96-44 (документ опубликован не был).

*(12) См.: Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 8 августа 2001 г. N КА-А40/4217-01 (документ опубликован не был).

*(13) См., например: Постановление Конституционного Суда РФ от 25 апреля 1995 г. N 3-П "По делу о проверке конституционности частей первой и второй статьи 54 Жилищного кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданки Л.Н. Ситаловой" // СЗ РФ. 1995. N 18. Ст.1708; Постановление Конституционного Суда РФ от 15 июля 1999 г. N 11-П "По делу о проверке конституционности отдельных положений Закона РСФСР "О государственной налоговой службе РСФСР" и законов Российской Федерации "Об основах налоговой системы в Российской Федерации" и "О федеральных органах налоговой полиции" // СЗ РФ. 1999. N 30. Ст.3988.

*(14) См.: Пункт 2 ст.4 Федерального закона от 11 декабря 2002 г. N 166-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации "О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров" // СЗ РФ. 2002. N 50. Ст.4927.

*(15) См.: Пункт 3 Правил предоставления гостиничных услуг в Российской Федерации, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 25 апреля 1997 г. N 470 // СЗ РФ. 1997. N 18. Ст.2153; п.11 Правил оказания услуг общественного питания, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 15 августа 1997 г. N 1036 // СЗ РФ. 1997. N 34. Ст.3980.

*(16) См.: Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 10 сентября 2001 г. N КА-А40/4873-01 (документ опубликован не был).

*(17) См.: СЗ РФ. 2001. N 33. Ч.I. Ст.3431.

*(18) См.: Калятин В.О. Указ. соч. С.341; Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации / Под ред. О.Н. Садикова (автор комментария к главе - Г.Е. Авилов). М., 1996. С.135-136.

*(19) См.: Голофаев В.В. Фирменное наименование коммерческих организаций: Дисс. : канд. юрид. наук. Екатеринбург, 1999. С.44; Бузанов В. Право на фирму как объект гражданского оборота // Хозяйство и право. 2002. N 8. С.48.

*(20) См.: Проект федерального закона N 192263-3 "О внесении изменений в пункт 2 статьи 559 Гражданского кодекса Российской Федерации" (в части исключения возможности перехода прав на фирменное наименование по договору продажи предприятия), внесенный депутатом Государственной Думы А.М. Яшиным (документ опубликован не был).

*(21) См.: Пункт 2 ст.10 Закона РСФСР от 22 марта 1991 г. N 948-I "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках" (с последующими изм. и доп.) // Ведомости РСФСР. 1991. N 16. Ст.499.

Категория: Гражданское право | Добавил: Aziz001 (12.04.2011) | Автор: Морозов А.В.
Просмотров: 1168 | Теги: теория государства и права, статьи, ТГП, Морозов А.В., статья
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Мы найдем

Сильная команда адвокатов по гражданским, уголовным, арбитражным, административным делам поможем добиться результата в суде